?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
hornet
a_lamtyugov

"Мгла"/The Mist

Как только народ узнал, что Фрэнк Дарабонт и в третий раз будет экранизировать Кинга -- начался ажиотаж. Нездоровый. Что и неудивительно, после "Мили" и "Шоушенка".

Я считаю, что причиной двух предыдущих успехов Дарабонта стало его простое правило: переносить действие на экран как можно ближе к тексту. Никакой отсебятины. Стив лучше знает, как надо. Если написал, что у Джона Коффи изо рта вылетали стаи мушек -- будут вылетать стаи мушек. Экслеру не нравится? Его проблемы.

Но в случае с The Mist (в нашем переводе повесть называлась "Туман"; наверное, здесь осталось еще немало людей, приобщившихся и к ней, и ко всему творчеству Кинга через сокращенный перевод в журнале "Вокруг Света"), подобный подход не мог не вызвать кое-какие проблемы.

Дело в том, что "Туман" значительно слабее двух вышеназванных вещей. Раннее произведение. Кинг тогда только расписывался. Ну, какой-то военный эксперимент, какие-то твари всех начинают жрать, обязательно возникает персонаж, который на почве стресса ведет себя так, что непонятно, кого сильнее бояться, имеет место быть очень схематичная романтическая линия. Ну очень все простенько. Более поздняя вещь Кинга, "Лангольеры", разрабатывала примерно ту же тему, но была куда совершенней исполнена.

То есть, если бы Дарабонт и дальше следовал своим правилам, то "Мгла" вышла бы ровно настолько же хуже "Шоушенка", насколько первая книга была хуже второй.

Как на такой основе снять фильм, про который зритель не забудет секунд через сто двадцать после выхода из кинотеатра?

Способ был. Очень простой и грубый. Шокинг, если я правильно употребляю это слово. И тут Дарабонт развернулся на полную катушку. Очень не случайно, что там, где у Кинга все рассказывалось жутковатыми полунамеками (к каковым, в общем и располагает ситуация с видимостью, близкой к нулевой), в кино все демонстрируется до безобразия крупным планом. В книге окровавленный обрывок веревки -- в кино кровь, кишки и расчлененка. В книге дерево завалило подъезд к дому -- в кино не завалило, и герой смог во всей красе отнаблюдать, что случилось с его женой. И вот так постоянно.

Схема работает? В общем и целом, да. Но Дарабонту этого показалось мало, он рискнул и изменил финал.

Я и до просмотра слышал, что финал в фильме другой, не кинговский, да такой, что мало еще никому не показалось.

И мне не показалось тоже. Это ж надо, сука, до такой фантасмагории додуматься. Должен сказать, что я подобные выверты расцениваю, как нечестные по отношению как к аудитории, так и к самим героям -- ни герои, ни аудитория подобного не заслужили. Кстати, когда я почитал, что про это пишут другие, то сложилось впечатление, что аргументы о нелогичности концовки и о ее крайне сомнительной морали придумываются уже задним числом. Логика включается уже потом, когда ей надо подкрепить свою первую и самую мощную реакцию -- сильнейшее неприятие произошедшего на чисто эмоциональном уровне.

Но получилось мощно, ничего не скажешь. Такое ты хрен забудешь через сто двадцать секунд. Мало того, некоторые вполне шаблонные поступки отдельных героев в свете такого финала начали смотреться очень загадочно и неоднозначно -- уже можно начинать спорить до хрипоты, выясняя, что, собственно, авторы хотели этим сказать. Принято считать, что подобные дискуссии однозначно указывают на высокое качество произведения. И ведь действительно: заставить человека задуматься -- это безумно тяжело, а тут -- раз, и готово.

Одним словом, материал был не сильно годный, но Дарабонт извернулся и снял-таки вполне приличный фильм. Даже в чем-то философский. Thought-provoking, как это называется на буржуазном языке.

Молодец.

=========================

Ну и вот вам комментарий по одному Зловещему Намеку, чисто военного плана; вроде бы на это пока никто не обратил внимания. Я постараюсь написать так, чтобы получилось без спойлеров.

Когда показывают военную технику, то по дороге движется колонна танков и другой техники (именно колонна, один за другим), и прямо в ее составе -- грузовики с беженцами. Все это указывает на довольно простую вещь: местность, в которой происходит действие, уже безопасна, или по крайней мере, так считается. Встречи с противником не ожидается. Солдатики, конечно, в кого-то там периодически постреливают из огнеметов, но непонятно в кого. Хорошо заметно, что это именно марш, не прочесывание местности. Делайте выводы, товарищи посмотревшие.

promo a_lamtyugov january 19, 2020 16:27 14
Buy for 100 tokens
Итак, игры, превью и рецензии на которые вы можете прочитать в этом блоге. Сразу говорю, что отдаю предпочтение низкобюджетным инди-проектам, многие из которых находятся в раннем доступе. В принципе, могу написать и про какой-нибудь ААА-тайтл, но это если очень уж сильно зацепило. Кроме того, я не…

  • 1
Про Зловещий намек: можно подумать, хоть в одном фильме было нормально показано боевое охранение и т.п.

Нарочно это он, или нечаянно -- уже не так важно :)

Причем грузовики движутся В ТУМАН. Не от него, что логично было бы при эвакуации, а прямо в него. Сразу вслед за самоходками (там все же самоходки, а не танки). А самоходки, в свою очередь - прямо на краю отступающего тумана. То есть спасенных развозят обратно по домам, так что ли? А как же карантин? А прочесывание? А прочая тому подобная военная паранойя (более чем оправданная, особенно в данном случае)?

Именно поэтому лично мне финал показался всё же логически неувязанным с оригинальным сюжетом. Чужеродный объект, довольно неуклюже прилепленный к книге. Можно, конечно, придумать массу всяких таинственных объяснений и допущений, но по принципу Бритвы Оккама остается ишь одно - наспех придуманная "шокировалка". Тем более, что поведение героев в финале резко противоречит всей их линии поведения на протяжении фильма и никак логически не вытекает из их предшествующего образа мысли. ИМХО, разумеется.

Ну, не знаю, мне показалось, что кавалькада движется как раз ОТ тумана.

Джип героев в финальных сценах стоит носом к колонне. В смысле, колонна ехала им навстречу, а не догоняла. Так как за спиной у героев остался их город, то логично предположить, что колонна едет как раз-таки в город.

о_0

Офигеть... Видимо, фильм я смотрел тоже это... кормой. Потому что в голове отложилось совершенно четко - носом стоит.

Это, кстати, многим так кажется.

Но если бы и стоял носом, всегда можно было бы сказать, что герои просто начали плутать в тумане.

То-то и оно, что кормой.

Да я уже понял, что ошибся :)

В голове колонны, вроде бы, действительно какая-то САУ, а может, и нет. Дальше вперемешку идут "Абрамсы", "Хамви", грузовики и прочее.

Понять, куда они и откуда, довольно сложно. Самое логичное -- предположить, что часть выходит из зоны по уже зачищенной местности. Куда доставят спасенных -- тоже открытый вопрос.

Последний кадр -- колонна сверху, воздух чист, без тумана.

Не соглашусь, что концовка чужеродна именно в силу логики. Там логических провалов вообще немного. Самый серьезный в фильме (именно в фильме) -- почему их вообще понесло вон из супермаркета.

Мне как раз с отъездом из супермаркета всё понятно, но каким-то совсем задним умом. Вот что я думаю.

Идея выбраться из супермаркета и ехать на юг пока топлива хватит у героев была давно. Просто с развитием религиозной истерики она стала почти навязчивой, и страх не дал возможности подумать как следует и не делать этого.
Отъезд был как раз нерелигиозным проявлением страха того, что туман никогда не рассеется.

а какая в книге концовка? мне в фильме не понравилась.

Они просто уезжают в туман.

Правда? Тогда, по-моему, концовка фильма лучше, чем книги.

Она мощнее и интересней. Хотя лично я, повторюсь, такие выверты считаю уже перебором.

соглашусь. мощнее, провоукин, но перебор.)

Не совсем так. Уезжают, и довольно долгое время продвигаются на юг (или куда они там ехали). И завершается всё тем, что они вроде бы ловят что-то по радио. Последнее слово в книге «Надежда». ;-)

Их там два последних -- "Хартфорд" и "Надежда".

Причем главгерой совершенно не может поручиться, что первое слово ему не послышалось.

Точная цитата:

Впереди выросла тень. Огромная, как скала, она двигалась в нашу сторону. Я ударил по тормозам, и задремавшую было Аманду бросило вперед.

Что-то шло мимо, лишь это я могу сказать с уверенностью. Отчасти потому, что туман позволил разглядеть детали только мельком, но я думаю, с таким же успехом можно объяснить это и тем, что некоторые вещи наш мозг просто не приемлет. Бывают явления настолько темные и ужасные — равно как, я полагаю, и невероятно прекрасные, — что они просто не могут пройти через крошечные двери человеческого восприятия.

Существо было шестиногое, это я знаю точно, с серой кожей, местами в темно коричневых пятнах. Эти коричневые пятна, как ни странно, напоминали мне пятна на руках миссис Кармоди. В коже в глубоких морщинах и складках жались сотни розовых тварей с глазами стебельками. Одна сморщенная нога опустилась рядом с машиной, и миссис Репплер сказала позже, что так и не смогла рассмотреть туловище, хотя и тянула шею изо всех сил. Она увидела только две циклопические ноги, уходящие в туман, словно живые колонны.

Когда это существо прошло над «Скаутом», у меня создалось впечатление, будто оно настолько огромно, что синий кит по сравнению с ним будет выглядеть как форель. Другими словами, что то такое огромное, что ни под силу никакому воображению. Потом оно миновало нас, но мы еще долго слышали его сотрясающую землю поступь. В покрытии дороги остались такие глубокие следы, что из машины я даже не видел их дна, в каждый след вполне мог поместиться автомобиль.

Какое то время стояла тишина, нарушаемая лишь звуком нашего дыхания и шагами удаляющегося чудовища. Потом Билли спросил:
— Это был динозавр, папа ? Как птица, которая прорвалась в магазин ?
— Не думаю. Я не уверен даже, что животное таких размеров когда либо существовало, Билли. По крайней мере на Земле.
Я снова вспомнил о «Проекте Стрела», задавая себе вопрос: «Чем эти сумасшедшие могли там заниматься ?»
— Наверное, нам стоит ехать ? — спросила Аманда робко. — Оно может вернуться.

Да. А может быть, нечто подобное ждет нас впереди. Но говорить об этом я не стал. Куда то нужно было двигаться, и я погнал машину вперед, объезжая эти жуткие следы, пока они не ушли в сторону от дороги...


Это почти все, и остался лишь один момент, о котором я хотел рассказать, но чуть позже. Хочу предупредить, чтобы вы не ожидали какого нибудь аккуратного финала. Здесь не будет фраз типа: «И они выбрались из тумана в яркий солнечный новый день». Или: «Когда мы проснулись, прибыли наконец солдаты национальной гвардии». Или даже классического: «Все это случилось во сне».

Я полагаю, это можно назвать как, хмурясь, говорил мой отец, «Финалом в духе Альфреда Хичкока». Под таким определением он подразумевал двусмысленные финалы, позволяющие зрителю или читателю самому решать, как все закончилось. Отец всегда презирал такие истории, называя их дешевыми трюками.

До «Ховард Джонсонс» у выезда номер 3 мы добрались уже в сумерках, кагда вести машину стало просто опасно. Перед этим мы рискнули проехать по мосту через Сако. Выглядел он сильно поврежденным, но в тумане невозможно было разглядеть, цел он или нет. В этот раз нам повезло.

Сейчас уже ночь, без четверти час. Двадцать третье июля. Буря, послужившая сигналом к этому кошмару, пронеслась всего четыре дня назад. Билли спит в холле на матрасе, который я для него отыскал. Аманда и миссис Репплер спят рядом. Я сижу и пишу при свете большого карманного фонаря, а снаружи бьются в стекло все те же розовые твари. Время от времени раздается более громкий удар, когда одну из них подхватывает «птица».

В баке осталось горючего еще миль на девяносто. Придется заправляться здесь. Совсем рядом есть заправочная «Эксон», и, хотя электрические насосы не работают, думаю, я смог бы откачать из хранилища немного бензина. Но...

Но это означает, что придется выходить из машины.

Если мы добудем бензин — здесь или дальше по пути, — мы сможем продолжать двигаться. Дело в том, что уменя есть цель. Это последнее, о чем я хотел рассказать.

Конечно, я не уверен до конца. В этом то вся и загвоздка. Может быть, меня подвело воображение, выдав желаемое за действительное. Но даже если это не так, шансы все равно невелики.

Сколько миль еще впереди? Сколько мостов? Сколько страшных тварей, только и ждущих, чтобы наброситься на моего сына?

В комнате управляющего я нашел батарейный приемник с широким диапазоном, антенна от которого была выведена через окно на улицу. Включив приемник, я перевел его на питание от батареек, покрутил настройку, пощелкал переключателями диапазонов, но кроме статики или просто молчания, так ничего и не поймал. И когда я уже собирался выключить его, перегнав движок в самый конец коротковолнового диапазона, мне показалось, что я расслышал одно единственное слово.

И все. Я ждал целый час, но больше ничего не услышал.

Если это одно единственное слово действительно прозвучало, оно, должно быть, прорвалось через какой то крошечный разрыв в гасящем радиоволны тумане, разрыв, который тут же снова сомкнулся.

Одно слово.

Мне надо поспать... Мне надо проспать до утра, если меня не будут преследовать во сне лица Олли Викса, миссис Кармоди, носильщика Норма... И лицо Стефф, на которое падает тень от широких полей соломенной шляпы.
Здесь есть ресторан, типичный для отелей «Ховард Джонсон», ресторан с обеденным залом и длинным в форме подковы прилавком с закусками. Я собираюсь оставить эти странацы на прилавке и, может быть, когда нибудь кто нибудь их найдет и прочтет...

Одно слово.

Если я действительно его слышал. Если только. Надо ложиться спать. Но сначала я поцелую сына и шепну ему на ухо два слова. Знаете, чтобы не случилось ничего плохого.

Два слова.

Одно из них, то самое, что я услышал: «Хартфорд».
Другое слово: «Надежда».

вот!
я не поверил в концовку фильма, тк главгерой очень разумный человек, и он не мог не спланировать путь к заправкам.

Вы только забываете, что к колонке ещё нужно рискнуть выйти.

ну само собой проще застрелиться после нескольких суток непрерывного риска ради выживания и спасения близких людей.

Весьма странно рассматривать подобный фильм через призму военного дела.Но так и быть, посмотрим.
Интересно как должен себя чувствовать человек ЧЕТЫРЕ раза выстреливший из револьвера в машине(одна штука), причём отмечу , в закрытой машине!
З.Ы.Смотрел "экранку" с закадровым звуком, и ещё раз для себя отметил КАК просто зрители обводятся вокруг пальца простейшими реж. уловками.Чётко "запланированный" смех, что любопытно, зрители смеялись по большей части над самими собой т.е. американским типажом обывателя(посредственность всегда интернациональна) ,да вот непросто посмотреть на себя со стороны.

  • 1