?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
hornet
a_lamtyugov

Вопрос дня: Терроризм

Как вы считаете, стоит ли вступать в переговоры с террористами?

Да, обязательно. Те, кто говорят "нет", просто не знают, в чем заключается стратегия и цель таких переговоров. Лучше всего это раскрыто в воспоминаниях полицейского переговорщика Доминика Мисино (Dominick J. Misino) Negotiate and Win. Суть, коротко, в следующем.

Такие переговоры -- это вовсе не поиски компромисса. И не затягивание времени. Это попытка донести до hostage-taker'а простую мысль о том, что ни хера он не добьется. Он либо выйдет наружу сам с поднятыми руками, либо вытащат его труп с простреленной башкой -- и все, других вариантов нет. Никакого вертолета с миллионом долларов, никаких освобождений узников. Конечная, поезд дальше не идет. Можно убить заложников, можно взорвать хоть весь земной шар -- даже это ничего не изменит. Люди гибнут каждый день, так уж жизнь устроена. Так что, либо сам на выход, либо пуля в башку, точка.

Разумеется, прямо так им говорить нельзя. Иначе эти тонкие натуры настолько огорчатся, что и впрямь кого-нибудь убьют. Искусство переговорщика в том и состоит, чтобы донести до пидарасов эту мысль предельно деликатно. Процесс может занять несколько суток -- и Мисино очень интересно описывает, как организуется штаб по переговорам и как в нем распределяются роли. Хорошая книжка, жаль, что на русский не переводилась. Но зато вот хорошее интервью Мисино на русском -- рассказ о простых, но безотказных психологических приемчиках.

И еще занятный момент. В интервью Мисино говорит, что самые опасные клиенты -- террористы-смертники и вообще любые люди, готовые расстаться с жизнью. В книге он раскрывает тему значительно детальней, деля своих подопечных на четыре категории, в порядке возрастания опасности.

Первая -- профессиональные преступники. С этими проще всего. Доносить до них особо ничего не нужно, они сами все знают, ибо залетают не в первый раз. Какое-то время подергаются для приличия, но выползут. Как правило.

Вторая -- собственно террористы. Тут дело значительно осложняется тем, что у этих ребят собственная извращенная система ценностей; для них есть вещи, значительно хуже, чем смерть. Но есть и здесь свои приемы, работать можно.

Третья -- душевнобольные. Ну, понятно. Но и здесь есть методики. В дело вступают приглашенные психиатры, устанавливается профиль клиента -- диагноз, какие препараты в данный момент принимает и прочее в том же духе. Очень сложно, но небезнадежно.

Но есть и четвертая, самая ужасная категория. Ночной кошмар переговорщика. Ад и пиздец в одном флаконе. И это -- обычные обыватели, которым на почве чего-нибудь сорвало крышу. Хомячок с дробовиком ведет себя полностью непредсказуемо; в любой момент он может выкинуть абсолютно все, что угодно и вот здесь никакие бандиты, террористы и психи ему и в подметки не годятся.

Такие дела. Короче, переговоры необходимы. Если соберетесь прострелить человеку башку, то подумайте -- может, с ним сначала поговорить?

promo a_lamtyugov january 19, 2020 16:27 14
Buy for 100 tokens
Итак, игры, превью и рецензии на которые вы можете прочитать в этом блоге. Сразу говорю, что отдаю предпочтение низкобюджетным инди-проектам, многие из которых находятся в раннем доступе. В принципе, могу написать и про какой-нибудь ААА-тайтл, но это если очень уж сильно зацепило. Кроме того, я не…

  • 1
Хомячок с дробовичком - это та же третья категория, только без предшествующей истории болезни. Крышу сорвало и была возможность сразу схватить дробовик. В иных обстоятельствах, возможно, он сперва бы бегал голым и орал "марсиане идут!", был бы схвачен и надолго зачислен в душевнобольные. Его бы наблюдали, лечили, через 10 лет бы выпустили, опять наблюдали, и к моменту срыва он бы уже имел пухлое досье. А если первый срыв оказывается и последним, то вроде как человек еще не сумасшедший, да и трупу психиатрический диагноз потом не поставить. Вот и выпали в отдельную категорию.

Нет. Нервный срыв на почве затяжного стресса и острый психоз при шизофрении -- сильно разные вещи.

я не понимаю.
зачем до hostage-taker'а доносить мысль о том, что он ничего не добьётся, если это не поиски компромисса и он по-любому ничего не добьётся?
ну или зачем человеку обстоятельно сообщать, что он сейчас получит в морду, описывать в деталях как и за что, если он сейчас и без того получит в морду?



собрался стрелять - стреляй, а не разговаривай.

Потому что он может на что-то надеяться. И вот здесь его надо деликатненько разочаровать. И конкретно в такой ситуации стрелять мы изначально не собираемся. Нас еще надо к этому вынудить. При захвате заложников шанс решить дело без стрельбы надо использовать по полной программе. Тем более, что он не такой уж и низкий -- довольно часто удается.

по-моему, разочаровывать стоит шагом раньше. чтобы каждая сволочь знала: поднял руку на мирных жителей - никаких разговоров. только пуля.
а надежду им даёт как раз сложившаяся практика переговоров.
я так думаю.

собрался стрелять - стреляй
А если он - в тебя?
А если он сначала в заложника, а потом в тебя?
Ты зря эти "мелочи" не учитываешь.

гм-гм. по условию "Можно убить заложников, можно взорвать хоть весь земной шар -- даже это ничего не изменит. Люди гибнут каждый день, так уж жизнь устроена. Так что, либо сам на выход, либо пуля в башку, точка."
ну так и какие тут переговоры-то? о чём?

(Deleted comment)
Так в том и смысл - чтобы не доводить до стрельбы в кого бы то ни было.
И, кстати, работа полицейского - не в том, чтобы умереть героем, а в том, чтобы решить проблему с минимальным шумом и расходом боеприпасов. Что штурм, что снайперский выстрел - всегда крайняя мера, окгда ситуация видится безвыходной.

а до стрельбы уже дошло. заложник - человек, в которого уже летит пуля, всё уже.
конечно, может и повезти: промахнутся.
но пуля всё равно уже летит и любой другой подход, по-моему, проигрышен для всех кроме террориста.

так собственно, в чём разница тогда? Так и так пуля в башку предпочтительнее, чтобы следующий, кому взбредёт такая идея в голову сначала таки призадумался.

Ну как в чем? В том, что освободить заложника без стрельбы -- это лучше, чем со стрельбой.

Если кто-то понимает вопрос "стоит ли вступать в переговоры с террористами" как то, о чем говорит Мисино, то он просто не понимает, о чем речь. Этот вопрос означает именно "стоит ли идти на компромиссы, выполнять их требования и т.д.". А что вести переговоры в чисто техническом смысле слова вести необходимо, это понятно всем, у кого вообще мозги есть.

(Deleted comment)
Он начинает интервью как раз со случая с лайнером Люфтганзы и захватом израильских заложников,с кучей трупов при силовом освобождении, Брали. И евреи-брали и взрывали.

Спасибо за заметку и за ссылку на статью.

Возник вопрос: как тогда быть, когда требования выдвигает не сам террорист, а его сообщник на свободе?

Просто, пока читал — вспомнил о как-то озвученной Леонидом Кагановым идее борьбы с авиатерроризмом: изолировать салон и кабину пассажирского самолёта, исключив возможность передачи любых сообщений, кроме сигнала о ЧС в салоне без детализации или с минимумом таковой, и максимально обезопасить команду посредством установки бронепереборки.
Разумеется, датчики внутри салона работают (давление, температура и т.д.), но ни у пилотов, ниу кого ещё нет никакой возможности передать информацию о том, что самолёт захвачен: из салона ничего не передать :)

Единственное уязвимое место в этой схеме, какое мне удалось найти, состояло именно в том же, о чём и вопрос :)

  • 1